Оборона Кронштадта 1854 года.

В 1853 году произошло событие, получившее в историографии название —  «Крымская война».  Главными причинами к обострению конфликта стало столкновение политических интересов Англии, России, Австрии и Франции на Балканах и Ближнем востоке. Со своей стороны, турки хотели взять реванш за все предыдущие поражения в военных конфликтах с Россией. Основной предпосылкой открытого противостояния стала Лондонская конвенция о проливах (1841 г.), лишившая Россию права блокировать вход военных кораблей третьих стран в Чёрное море в случае войны, что открыло дорогу флотам Великобритании и Франции в Чёрное море в случае русско-турецкого конфликта.  Несмотря на название, из которого следует, что основные самые активные действия происходили на Черном море и Крымском полуострове, театр боевых действий простирался от Дальнего востока до Балтийского моря. Особая роль в этом конфликте отводилась действиям военно-Морских сил.

В XIX веке передовые государства мира переживали промышленную революцию, в это время большой скачек в развитии получили производство различных материалов, включая добычу и выплавку руд. В этот же период произошло стремительное развитие технологий. На вооружение европейских государств появились массовые образцы ручного нарезного оружия, в артиллерии — первые казеннозарядные нарезные орудия крупных калибров. Стремительно увеличивалась дальность стрельбы и поражающая сила. Морские суда стали изготавливать из металла, появились надежные и совершенные паровые машины, век парусного флота подходил к закату. По ряду причин Россия проигрывала эту гонку, оставаясь аграрной страной, а Русский парусный флот находился в апогее своего развития. Именно поэтому в ходе этой войны характер боевых действий для России был во многом оборонительным.

Особая опасность, по мнению командования Российской армии и флота, заключалась вероятном нападении соединенного Англо-французского флота на крупнейший жизненный и экономический центр России — Санкт-Петербург и единственной преградой на пути к столице Российской Империи, как и в прошлые годы, был Кронштадт.

Иван Айвазовский. Кронштадт. Форт «Император Александр I». 1844 год. ЦВММ

На момент начала Крымской компании Кронштадтская крепость представляла весьма грозную силу. В предшествующие годы военными строителями был проведен значительный объем инженерных работ. Так в 1848 году были полностью окончены работы на батареи «Князь Меншиков», в 1850 году все ярусы сооружения вооружили трехпудовыми бомбическими пушками. Но первые опытные стрельбы провели только через четыре года. Такая медлительность была связана с опасениями инженеров, ведь перекрытия ярусов батареи были сделаны с использованием раствора на основе гашеной извести. В феврале 1854 года император Николай I посетил Кронштадт с инспекцией, осмотрев форты крепости, на батарее «Князь Меншиков» в его присутствии были проведены первые пробные стрельбы из орудий. Огонь велся одиночными выстрелами и залпами по макетам кораблей, установленным на Большом рейде. Точные попадания мощных бомбических орудий произвели сильное впечатление на всех присутствующих. (крон. Креп стр. 175). Активные работы продолжались и на укрепление «Рисбанк», будущем форте Павел I. К началу 1854 года здесь были установлены все поворотные платформы для орудий первого яруса, шла работа на вторым.

Форт «Император Павел I» (Рисбанк). Строительство. нач. 1850-х.

На уже действующих укреплениях спешно заменяли старые  деревянные лафеты и поворотные платформы новыми металлическими. Вследствие перевооружения крепости, в течение двух лет было доставлено 154 пушки и 34000 снарядов. Особенно большая работа была по перекладке снарядных куч, которые прежде укладывали прямо на землю, и потому все нижние ряды ядер, и в особенности бомб, ржавели и приходили в негодность. Вводились новшества и по артиллерийской части: так для запала орудий стали применять скорострельные трубки имевшие форму гриба и приводившиеся в действие с помощью ударного замка.  

Сухопутный фронт обороны крепости был образован из трех передовых укреплений Котлинской косы: шанца Александр, редута Ден и батареи Литке. Император Николай I считал маловероятным высадку десанта на косе, предполагалось, что болотистые территории западной части острова были малопригодными для быстрого продвижения войск противника. Еще в начале XIX века все батареи Котлинской косы, были срыты, а использовавшиеся с петровских времен система передовых укреплений признана неэффективной из-за отсутствия между ними надежной связи. Надо отметить, что в последующие годы Русское командование пересмотрело отношение к косным укреплениям. По линии  бат. Литке – редут Ден в период Крымской войны была утроена сеть промежуточных фортификационных сооружений,  пред которыми располагался ров.

Основная защита материнской крепости с западного направления состояла из массивных стен высотой до 6,5 метров облицованных грубо обработанным гранитом, одноярусных оборонительных казарм (Цитадельская и Кронштадтская) и двух полубашен. На валах этого участка размещались три артиллерийские батареи. С северной стороны фронт состоял из четырех оборонительных казарм и трех полубашен, вдоль берега проходила земляная плотина, на которой располагалось семь  артиллерийских батарей. Заканчивался северный вал северо-восточной башней, за которой находился восточный самый короткий участок с одной оборонительной казармой.

План центральной крепости Кронштадт. 1953 год.  РГАВМФ

Сухопутный фронт обороны крепости был образован из трех передовых укреплений Котлинской косы: шанца Александр, редута Ден и батареи Литке. Император Николай I считал маловероятным высадку десанта на косе, предполагалось, что болотистые территории западной части острова были малопригодными для быстрого продвижения войск противника. Еще в начале XIX века все батареи Котлинской косы, были срыты, а использовавшиеся с петровских времен система передовых укреплений признана неэффективной из-за отсутствия между ними надежной связи. Надо отметить, что в последующие годы Русское командование пересмотрело отношение к косным укреплениям. По линии  бат. Литке – редут Ден в период Крымской войны была утроена сеть промежуточных фортификационных сооружений,  пред которыми располагался ров.Основная защита материнской крепости с западного направления состояла из массивных стен высотой до 6,5 метров облицованных грубо обработанным гранитом, одноярусных оборонительных казарм (Цитадельская и Кронштадтская) и двух полубашен. На валах этого участка размещались три артиллерийские батареи. С северной стороны фронт состоял из четырех оборонительных казарм и трех полубашен, вдоль берега проходила земляная плотина, на которой располагалось семь  артиллерийских батарей. Заканчивался северный вал северо-восточной башней, за которой находился восточный самый короткий участок с одной оборонительной казармой.

1850-е — Вид на Кронштадт от узкости Канала к СПб с карт.  Лаппинга И.  ЦВММ

От прорыва вражеских кораблей по южному фарватеру защищали батарея Князь Меншиков, форт Кроншлот, форт Петр I, форт Александр I, форт Павел I. Константиновская батарея в этот момент находилась в плачевном состоянии и особой роли в обороне Кронштадта не играла. Второй эшелон обороны южного фарватера состоял из бастионов расположенных на стенках Купеческой, Средней и Военной гаваней.

Центральная крепость 338 орудий
Батарея «Князь Меншиков» 44 пушек
Форт «Кроншлот» 74 пушек
Форт «Петр I» 80 пушек
Форт «Александр I» 121 пушка
Форт «Павел I» 220 пушек
Итого: 877 пушек и мортир

Состав крепостной артиллерии на 1853 год.

Весь период с 1853 по 1855 год шла подготовка к возможным боевым действиям. Гарнизон крепости занимался практическими стрельбами. Весьма интересен случай, когда во время учений канониры форта «Кроншлот» произвели несколько попаданий в форт «Александр I», к счастью не повреждений, ни жертв это происшествие не вызвало.

Павел Христофорович Граббе  (1789-1875 гг.)

22 марта (3 апреля) начальником сухопутных войск в Кронштадте был назначен генерал Павел Христофорович Граббе. В момент его назначения в крепости было 24 батальона, к которым вскоре прибыл карабинерный полк: «Общее число гарнизона составилось следующее: 44 штаб-офицера, 257 обер-офицеров и 12556 нижних чинов, при 368 лошадях; из этого числа было распределено в прислугу при 787 орудиях 5766 нижних чинов и 96 офицеров.(Шелов очерк крон. Крепости)». Подготовка к боевым действиям не обошлась и без трагических событий, в первые дни после приезда генералу Граббе пришлось пережить большое несчастье, причина которого навсегда осталась невыясненной до конца: в 7 часов утра 2(14) апреля в Кронштадте раздался оглушительный взрыв: взлетела на воздух лаборатория, где производилась выделка взрывчатых веществ. Было убито сорок человек, из которых тридцать принадлежали к двум гвардейским полкам, но в целом подготовка к обороне выполнялась успешно.

Несмотря на все вышеуказанные действия, оставались в обороне крепости и явные, неприкрытые бреши. К сожалению, об этом знали и противники Российской Империи. В своей статье, написанной в марте 1854 года, известный немецкий философ — Фридрих Энгельс критически оценивал состояние крепости, автор так же давал практические рекомендации для уничтожения щита Петербурга. Он писал о том, что «ахиллесовой пятой» Кронштадта является Северный фарватер. На этом участке располагались архаичные крепостные сооружения, неспособные к какому либо сопротивлению против современных средств нападения. При удачной атаке с севера мощнейшие укрепления южной стороны уже не смогли бы оказать сопротивление, в этом случае появлялась возможность обстрела городской, незащищенной части крепости со стороны Малого рейда (с востока) из крупнокалиберных орудий.Эту проблему русскому командованию необходимо было решить в кратчайшие сроки и с минимальными трудозатратами. В результате поставленная задача была решена. Назначенный исполняющим обязанности военного губернатора — инженер-генерал И. И. Ден предложил использовать новейшие подводные мины, разработкой которых в то время занимались как российские, так и зарубежные ученые. В январе 1854 года в Санкт-Петербурге была организована комиссия во главе с Деном, которая одобрила использование мин двух систем, академика Б. С. Якоби и Э. Нобеля.

Схема мины устройства Э. Нобеля

Схема Мины устройства Б. С. Якоби

Мины Якоби приводились в действие при помощи электрического кабеля связанного со стоявшей на берегу гальванической батареей (минной станцией), укреплялись они на якоре, заряд каждой состоял 14 килограммам черного пороха. Конструкция пиротехнической мины Нобеля подразумевала подрыв от удара о корпус судна, причем заряд каждой мины составлял всего около двух килограмм, что в малой вероятности могло привести к серьёзным повреждениям вражеских судов и кораблей. Устанавливались такие мины также якорным способом.

Не малую роль в генеральном сражении должен был сыграть Балтийский флот, ушедший под защиту стен крепости. Не смотря на то, что при сражении в открытом море он был бы бесполезен и наверняка уничтожен противником, то здесь, в совокупности с укреплениями Кронштадта, несомненно, мог оказать неоценимую поддержку. Именно к этому выводу пришла высочайшая комиссия по обороне берегов Балтийского моря: «Превосходные силы ожидаемого в Балтийском море неприятельского флота не дозволяют нам вступить с ними в открытый бой с какой-либо надеждой на успех. Посему мы должны, по необходимости, остаться в положении чисто оборонительном под защитой крепостей наших, но будучи в совершенной, готовности перейти в наступление…

…Если неприятель появится в наших водах прежде очищения Кронштадтского рейда и гавани ото льда и, притом, как предполагается, в весьма превосходных силах, то принужденный остаться в Кронштадте флот должен быть расположен таким образом, чтобы, усиливая оборону Кронштадта, вместе с тем обеспечивать и собственную безопасность».

Так и поступили, до прочного состояния оборону Кронштадтского порта должны были усилить две флотские дивизии, вооруженные в полном составе, а именно  блокшивный отряд и часть гребного флота. Во исполнение Высочайшего повеления Императора Николая I «о вооружении судов и приготовление к шестимесячной компании», с первых чисел апреля 1854 года на судах 1 и 2 дивизий приступили к осмотру орудий, снарядов, к оттачиванию холодного оружия. Все приводилось в боевое состояние.

Перро Виктор. 110-пушечный корабль «Император Александр». 1840 год
На заднем плане форт «Петр 1» и Андреевский собор Кронштадта.

К 20 апреля приготовления были окончены; с 6 по 9 мая (с 24 по 27 Апреля) суда выходили на рейд и 27 — адмирал Петр Иванович Рикорд, назначенный командующим двумя соединенными дивизиями поднял свой флаг на корабле «Император Петр I». Корабли на рейде расположили таким образом, что бы каждому из них предназначалось защищать  известное пространство и обстреливать проходы между фортами, или между самими судами. По причине нехватки места на малом рейде в гаванях напротив ворот осталось 5 кораблей, которые так же, были подготовлены и проходили рейдовую службу на равных с выведенными на рейде. Новые пароходы были расположены позади кораблей, в линию от Военного угла к Ораниенбаумской пристани на северо-восток и юго-запад.

На всех судах соединённых дивизий числилось 16981 нижних чинов  и 525 офицеров. Вооружение состояло из 1982 орудий различного калибра, на каждое из которых имелось по 75 боевых зарядов и до 100 снарядов.

С 13(1) мая 1854 года началось ежедневное назначение кораблей в дежурство по акватории, с тех же судов которые стояли в гавани, каждую ночь по Военной и Средней гавани посылали в объезд две шлюпки. Постоянно по эскадре применялись различные меры, имевшие целью улучшение надзора, исправное содержание орудий, и всякого оружия, хранения артиллерийских снарядов в местах безопасных и удобных для предупреждения замешательства и остановки в случае открытия боевых действий.

Схема расположения ряжевых и минных преград 1854-1855 гг. Ю.А. Скориков, А.А.Раздолгин. «Кронштадтская крепость»

По всем этим предметам были даны подробные наставления и инструкции. Между тем, для лучшего ограждения  ближайшей акватории, при содействии нескольких пароходов заложены морские мины по разным направлениям; далее, в море утроены особые плавающие снаряды для поражения неприятельских судов  с винтовыми двигателями. Погружены они были на северном фарватере у Кронштадтской косы, а также на южном фарватере, на юго-запад от форта Павел.

24(12) Июня по телеграфу с северного берега пришло сообщение, что неприятельский флот идет на Восток; вследствие чего в 1-м часу дня для опознания неприятеля был отправлен  пароход, который вернулся к 5-му часу с известиями, что видел неприятеля у о. Сескар. Немедленно  по эскадре были сделаны соответствующие ситуации распоряжения: орудия заряжены ядрами, сообщение с берегом прекращено.

26(14) Июня стало известно, что неприятельский флот идет к востоку от Красной горки, тогда флот был построен в боевую диспозицию. В 8 часов утра вдали стал виден дым неприятельских пароходов; около полудня Англо-французский флот бросил якорь на меридиане Красной горки, в числе 13-ти винтовых кораблей, 5-ти парусных, 3 винтовых фрегатов,8 колесных пароходов, и 2 шхун, всего 31 вымпел. Увеличенный в составе несколькими судами вражеский флот, подошел с моря 16-го числа и оставался в видимости Кронштадта до 20 июня.

 В продолжение этого времени несколько неприятельских судов двукратно приходили на северный фарватер, обогнув для этого Толбухинскую гряду, вели огонь по направлению к Котлинкой косе, но ядра до берега недолетали; другие суда на короткое время подходили к большому рейду, делая промеры; этими попытками и  сверх того ограблением соминок (небольшое судно) шедших из Роченсальма с рыбой и захватом двух лайб, ограничились действия неприятельского флота у Кронштадта.

По удаление неприятеля некоторые корабли 1 и 2 дивизий подходили к Красной горке для практического плаванья.

Блокшивный отряд:

Для защиты северного фарватера блокшивный отряд, состоявший из 7-ми судов не в полном вооружении, в том числе 3 кораблей, 3 фрегатов и 1-го корыта. Эти суда 6 мая (24 апреля) вышли на рейд, 12 мая (30 апреля) заняли свои места по диспозиции и Начальник отряда Вице-Адмирал Караулов поднял флаг свой на корвете?  Князь Варшавский. В последствие именно в исходе мая, оборона северного фарватера усилена присоединением к сему отряду ещё двух фрегатов. По мелководью фарватера с блокшивных кораблей и фрегатов (за исключением фрегата «Церера»), сняты были мачты, запасные якоря и лишний балласт; пресной водой не заправлялись.

Два блокшивных корабля были поставлены ближе к Кронштадту, для усиления береговой обороны Северо-восточного угла и прикрытия остального для мелких судов прохода через ряжевую линию. Прочие суда размещены были вдоль ряжевой преграды, по возможности были к ней, в равных между собой расстояниях.

На всем блокшивном отряде находились: 91 офицера, 2415 нижних чина и 512 ополченцев при 592 орудиях, для каждого из которых полагалось по 75 боевых зарядов и до 100 снарядов. Число нижних чинов и ополченцев впоследствии изменялось.

Нижние чины 18-го экипажа были сняты с блокшивов и обращены на вооружение прошедшего модернизацию линейного корабля «Константин», с частичной их  заменой командами 2-й шхуны и 1-го тендера.

Число же ополченцев на блокшивном отряде было временно увеличено в виду успешного привлечения их к военному порядку; впоследствии они поступали на запасную учебную флотилию.

С самого начала компании были организованы ночные объезды на вооруженных баркасах и катерах. С 5 мая, на случай абордажа, был составлен отряд из 16-ти вооруженных баркасов  и катеров, при резерве из остальных блокшивных гребных судов. С 15-го Мая начали выходить на восточный рейд лодки Кронштадтской гребной флотилии в составе двух батальонов; в первом из них первоначально было девять трехпушечных и шесть двухпушечных лодок и одно бомбардирское судно; во втором восемь двухпушечных лодок и восемь иол. При них состояло 8 офицеров, 703 нижних чина и 811 ополченцев.

По прибытии из С.-Петербурга лодок запасной гребной флотилии, 2-й батальон кронштадтской гребной флотилии был передан командующему соединенными дивизиями  Адмиралу Рикорду. В июле месяце в ведение начальника блокшивного отряда поступила запасная гребная флотилия, батальоны которой располагались  у мыса Лисий нос, правый фланг защиты северного фарватера, был достаточно обеспечен, вследствие чего одно из блокшивных судов (фрегат «Король Нидерландский»), отбуксировали на малый рейд, для ввода в гавань.

Основной задачей команд блокшивного отряда, во время компании были  — обучение, когда позволяла погода, гребля, постановка и уборка парусов, а так же управление ими, для чего лодки при удачном ветре проводили маневрирование отдельно и вместе с батальонами. Сверх этого занимались пушечной экспедицией, учебной стрельбой из орудий, сначала холостыми зарядами, а потом ядрами в цель, так же ружейной стрельбой с лодок. В тихую погоду производились батальонные учения. Кроме того отряд занимался промером глубины над ряжевыми ящиками преграды северного фарватера.

Компания для блокшивного отряда продолжалась до  половины октября, 18 октября Блокшивы были введены в гавань.

В дополнение к основным силам флота также была сформирована

учебная флотилия и Морское ополчение

При изыскании средств к усилению обороны Кронштадта и окрестностей Петербурга со стороны моря, оказалось необходимым увеличить состав гребного флота, вследствие чего, 14 Марта 1854 года ВЫСОЧАЙШЕ ПОВЕЛЕНО БЫЛО, ПОСТРОИТЬ НЕПРЕМЕННО К 1 июня четыре батальона канонерских лодок по 16 в каждом, всего 64 лодки. Образцом для них должен был служить чертеж лодки, спроектированной контр адмиралом Шанцем. На каждой лодке необходимо было иметь однопудовый единорог и 24 фунтовую пушку в носу. Надзор за постройкой этих лодок был возложен на Адмирала Мелихова.

22-го августа с купцом Сергеем Григорьевичем Кудрявцевым был заключен контракт на постройку всех 64 лодок и того же числа приступили к закладки их на четырех различных пунктах.

Сергей Галактионович Кудрявцев

В последствие к этим работам добавилась постройка 10-ти лодок по тому же образцу и того же размера, которые производил купец Громов.

Через два месяца после освидетельствования их Кораблестроительным учетным Комитетом приступили к спуску построенных лодок на воду; первая лодка спущена на воду 22 мая и не смотря на большие затруднения, ежедневно спускалось по нескольку лодок.

Существенное усиление гребной флотилии потребовало особых мер к формированию экипажей для вновь строящихся судов. Для решения поставленной задачи 2-го апреля был издан указ Правительствующему Сенату, которым приказывалось на службу для укомплектования гребной Флотилии и образования с этой целью Морского ополчения охотники из 4-х губерний: Санкт-Петербургской, Новгородской, Тверской и Олонецкой. Первоначально предполагалось сформировать 4 Дружины Морского ополчения, по 1000 человек в каждой, но в последствие было принято решение сверх этого нанять 1380 охотников (добровольцев) для Северной Шхерной Флотилии, 912 для Кронштадтской флотилии и 472 человека на 10 лодок купца Громова.

Особенностью Крымской войны стало привлечения к конфликту широких народных масс. Так как в конфликте учуствовала Турция (мусульманская страна), в России – стране глубоко христианской участие европейских держав было воспринято как предательство.  Об этом свидетельствуют произведения народного фольклора, сохранившиеся до наших дней, в этот период появилось такое явление как антибританская и антифранцузская патриотическая поэзия. В качестве примера можно привести несколько стихотворений, написанных в ту пору:

Непиру ром служил отрадой,
И он, спросонья, возмечтал,
Что Финских берегов блокадой
Наш Петербург несчастен стал!
Что город от блокады страждет.
Вин виноградных сильно жаждет;
Что даже на пирах у нас
Пьют только Русский кислый квас;
А мы живем себе привольно,
А в Питере вина довольно!

Карикатура на Чарльза Непира. Середина XIX века.

                 ***

«Песня Кронштадтских Артиллеристов»
Пусть себе в Кронштадт плывут
Красные мундиры:
То-то славно их проймут
Наши бомбардиры!..
 
«Адмирал их сглазит нас»,
Скажем командиру,
И прицелим прямо в глаз
Смелому Непиру.
 
Он, задравши кверху нос,
Поклялся пред светом,
Что наемный их матрос
Разобьёт нас летом.
 
Берегись, хвастун Непир,
Вздор язык твой мелет:
Ведь за это бомбардир
Прямо в дно прицелит!..
 
Нет уж, вам не сдобровать,
Красные мундиры:
Будут метко в вас стрелять
Наши бомбардиры.
 
Нам сказал Великий Князь:
«Молодцы, ребята!»
Мы врагов затопчем в грязь,
Не сдадим Кронштадта!!!

 Резонанс, возникший в обществе, побудил большое количество людей взять в руки оружие. Впервые в Российской практике прибегли к помощи Морского ополчения.

Набор добровольцев начался  20(8) апреля и, несмотря на наступившие за этим одиннадцать праздничных дней (по случаю Страстной пятницы) через две недели, первый батальон ополченцев был окончательно сформирован, вооружен и обмундирован, так что 23 апреля канонерские лодки состава 1-й бригады  шхерной флотилии отправились с полным вооружением в Кронштадт.

Этот успех зависел от распорядительности мест и лиц, на коих лежали разнородные обязанности по устройству Морского Ополчения. Но ему способствовало столь явственно рвение народа по Царскому призыву стать в ряды защитников пределов Отечества…

«Всеобщее исполнение монаршей воли о наборе Морского ополчения  сопровождалось обильными доказательствами тех доблестных чувств верноподданнической преданности и самоотвержения, которые в настоящую священную войну ежедневно проявляются на всем пространстве Русской земли. Намерения правительства ещё не были вполне известны, а уже со всех сторон начали являться добровольцы из уездов: Шлиссильбургского, Новоладожского, и Тихвинского намереваясь поступить в Морское ополчение без всяких условий, на одном только продовольствие от казны, поручая свои семейства попечению обществ».

Вступление в Морское ополчение дозволялось лицам всех званий; служба им предлагалась по найму на весьма благоприятных условиях:

  1. Жалование — 3 руб./мес.
  2. Довольствие провиантом и морской провизией наравне с нижними чинами Морского ведомства.
  3. Казенная одежда крестьянского покроя, с дозволением носит бороду и стрижку волос по-крестьянски.
  4. Срок службы по 1 ноября 1854 года.
  5. Участие в наградах за отличия и в разделе призовых денег.
  6. Пользоваться призрением и преимуществами наравне с военнослужащими, в случае ран или увечья.
  7. Семейства охотников на время службы поручать попечению местных начальств и обществ.

Под влиянием всеобщего рвения, набор Морского Ополчения окончился 1 июня (22 мая), добровольцев было набрано впятеро больше требуемого. Окончательно приято 6749 чел.

В том числе: 

Дворян  — 5 чел.
Купцов – 23 чел.
Мещан – 1230 чел.
Казенных крестьян – 3620 чел.
Удельных крестьян — 327 чел.
Дворцовых крестьян — 123 чел.
Помещичьих крестьян — 607 чел.
Пахотных солдат — 431 чел.
Финляндских уроженцев — 307 чел.
Разночинцев — 76 чел.

Русский Морской ополченец. 1854 год.

По мере поступления добровольцев, их распределяли по дружинам; назначенных в первые четыре дружины отправили на жительство в Рыбацкое селение, а остальных расквартировали в Санкт-Петербурге  в казармах полкового двора. Для надзора над ними на каждую лодку  были назначены по унтер-офицеру запасных рот и кроме того среди своей среды  по одному старшине и четыре десятских.

Для ознакомления ополченцев с сущностью предстоящих им занятий, в Рыбацком селении (совр. район Санкт-Петербурга – Рыбацкое), устроили учебную батарею из шести орудий калибра шесть фунтов, привезли из Санкт-Петербурга старую канонерскую лодку и барку с двумя орудиями калибра 24 фунта при артиллерийском офицере и кондукторах. Во время пребывания дружины в селение по очереди занимались греблей на лодках и артиллерийским делом на барке и батареи. Между тем по необходимости иметь на каждой лодке часть военной команд, в состав первых четырех дружин назначены были нижние чины флотских экипажей, запасных рот и Рабочих экипажей.

В полном составе гребная флотилия включала в себя: 

Офицеров — 93 чел.
Нижних чинов — 1234 чел.
Ополченцев — 3859 чел.
Итого: 6186 чел.

1 июня (22 мая), в день окончания набора Морского Ополчения на воду были спущены первые лодки, закончили спуск к 16-му июня; таким образом, в течение шестидесяти рабочих дней построено и спущено 74 канонерки, после чего они отправились к Главному Адмиралтейству, где приступили к вооружению. С 26(14) июня по 30(18) июля  все 74 лодки перешли из Санкт-Петербурга в Кронштадт, где их осмотрели, установили орудия и комплектовали боеприпасом.

Батальоны постепенно выводили на восточный Кронштадтский рейд, располагаясь на рейде между бывшим пороховым погребом, называемым в то время Камчаткой и военной гаванью в несколько линий.

Начальник запасного ополчения и запасной гребной флотилией  вице-адмирал Куприянов, 7 июля (25 июня) прибыл на восточный Кронштадтский рейд, и на следующий день поднял свой флаг на пароходе «Геркулес».

Военный пароход «Геркулес» (1832 год) — первое в Российском флоте судно оснащенное паровой машиной прямого действия (без балансира). Имел две машины такого типа по 100 л.с. каждая. 1854 год стал последнем в службе этого корабля, к зиме он был разобран на слом.

Офицеры первоначально жили на лодках, но впоследствии им был предоставлен разоруженный транспорт «Печера»; из команды одна часть постоянно осталась на лодках, другая, в свободное от ученья время, помещалась в казармах.

Занятия команд имели главной целью приобретение у ополченцев навыков к правильному и быстрому действию и к сильной и дружной гребле. По достижению батальонам некоторого успеха в гребных дивизиях, приходили тренировки батальонных построений и обучение парусному управлению лодок. Точно так и в артиллерийских занятиях, по ознакомлении комендоров  и одной смены людей, с действиями орудий, проводилось общее артиллерийское учение всеми батальонами. Постоянная хорошая погода благоприятствовала этим занятиям, которые по оценки командования прохладили весьма успешно.

Посещая Кронштадт, Я неоднократно проводил некоторым частям  флотилии парусные учения, пушечное и батарейное построение. При этом я имел случай быть особенно довольным движением и построением первого батальона, которому в последствие того и приказал отправиться в новостроящийся гавань на Лисьем носу, — куда он и прибыл 1 августа (20 июля), а 8 августа (27 июля) пришел туда и второй батальон.

Вслед за тем (9 августа (28 июля)) организация запасной гребной флотилии была изменена: 10 лодок, выстроенных купцом Громовым, были переведены в Кронштадтскую флотилию, запасная же Гребная Флотилия в составе 4 батальонов  раздроблена была на две части:

Первый, правый фланг состояли 1 и 2 батальоны, расположенные на Лисьем носу. Для привоза провизии  и отправления тяжелобольных в Кронштадтский Госпиталь назначен к отряду особый пароход. На берегу команды занимались батальонными построениями, а при выходе в хорошую погоду за гавань, занимались изучением батальонных движений, артиллерийским делом, и между прочим, стрельбой  в цель ядрами.

Вторую часть — левый фланг составляли 3 и 4 батальоны, расположенные на восточном Кронштадтском рейде.

Оба батальона занимались изучением батальонных построений, а потом переходили постепенно к изучению пушечной экспедиции с пальбой в цель.

27(15) августа по высочайшему повелению последовало переформирование гребных батальонов.  Все 2-й пушечные лодки Кронштадтской и Запасной флотилии; остальные были названы батальонами Кронштадтской гребной флотилии.

Девять трехпушечных лодок и одно бомбардирское судно образовали особый отряд, под названием отряд трехпушечных лодок.

Первые три батальона гребной флотилии помещались в Канонерской гавани Лисьего носа; Отряд трехпушечных лодок располагался около блокшифной линии, 2-й батальон Кронштадтской гребной флотилии, под ведение Командующего соединенными дивизиями, находился в Купеческой гавани.

Первый же батальон этой флотилии и остальные  три батальона запасной флотилии, помещались на восточном  Кронштадтском рейде; сии последние вскоре должны были по стиханию частых свежих ветров, войти в среднюю гавань; откуда при благоприятных обстоятельствах, выходили на рейд для учения и стрельбы в цель. В гавани же ополченцы занимались ружейным учением, учением пушечной экспедицией, постановкой и уборкой рангоута и парусов.

Дождливая и ненастная погода, наступившая с середины сентября, а затем октябрьские холода должны были отменить занятия ополченцев.  4, 5 и 6 батальоны обращены были сперва на исправление своих и лодочных работ при Адмиралтействе, в октябре в числе 500 человек отправлены к портовым работам.

На правом фланге у Лисьего носа, с 22(10) октября учения были прекращены и заменены работами на постройке редута, для чего ежемесячно назначалось от 1000 до 1200 ополченцев. Они трудились усердно, не смотря на холод и дождь, но наводнения и суровый ветер не только затрудняли, но даже частью разрушали работы; некоторые из них приходилось возобновлять по несколько раз.

Усиленные занятия при холодной и мокрой погоде, и при тесноте помещений, не остались без влияния на здоровье ополчения, число больных стало значительно увеличиваться,  вследствие чего было разрешено запасной гребной флотилии готовиться к окончанию компании.

22(10) октября канонерские лодки 4-й дружины отправились из Кронштадта в Санкт-Петербург в Галерный порт, куда они пришли в тот же день и приступили к разоружению. За ними отправлены были последовательно и остальные дружины, а 5 ноября (24 октября) был спущен вице-адмиральский флаг начальника ополчения.

После разоружения лодок ополченцы занялись вытаскиванием их в портовые сараи, а затем,  1 ноября ополчение было распущено. Так закончился первый год обороны Кронштадтской крепости.

По истечении многих лет историки стали подвергать критике столь усердные и порой избыточные меры по защите Санкт-Петербурга. Но в далеком 1854 году кто мог предвидеть, как будут разворачиваться события Крымской войны?

Падение Севастополя. Английская литография. 1857 год.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *